История церкви

Кыргызстан

Как известно, большинство жителей Кыргызстана −это мусульмане, но так было не всегда. В раннем Средневековье (период?)в Средней Азии появились манихеи − секта, которая возникла из христианства (к примеру, в молодости манихеем был Святой Августин). Позднее в период Турецкого Каганата на этой территории широко распространилось несторианство. Оно было основано осужденным Эфесским Собором в 441 году патриархом Константинополя Нестором, провозглашающим несоответствующие католической вере взгляды относительно природы (происхождения) Иисуса и Божественного материнства Марии. Преследуемые Византийской Империей несториане переселились в Персию (ныне Иран), а позже распространились среди многочисленных турецких и монгольских народов. Даже некоторые из монгольских ханов симпатизировали несторианам и позволяли им крестить своих жен и детей. Христианами-несторианами стали, например, кереиты, онгуты и уйгуры. Во время одной из войн Византийской Империи с турками, византийцы к своему огромному удивлению замечали, что на лбах их врагов нарисованы кресты. Еще раньше несторианами стали согдийцы. Это народ, вышедший из Средней Азии, занимался в основном купечеством и основывал на протяжении всего Шелкового Пути свои города. Наконец, несториане добрались до Китая, где в 745 году были официально признаны  властями.
В те времена?(период) по всей Средней Азии кочевнические племена беспрерывно странствовали и воевали друг с другом, поэтому часто трудно определить, где именно тогда проживал какой-либо народ и в связи с этим трудно также сказать, сколько христиан-несториан жило на территории, где сейчас располагается Кыргызстан. Однако до наших дней сохранились на Шелковом Пути их монастыри и склепы, как, например,  караван-сарай  Таш-Рабат. В Чуйской долине сохранился даже склеп Армянского епископа.
В XIII-XIV веках, в период монгольских завоеваний, в Средней Азии появились католики-миссионеры и послы Римских Пап к ханам. Первым из них был итальянец архиепископ Джованни дель Плано Карпини (он находился у хана в 1246-1247 годах) и францисканец Гильома де Рубрука (1253-1255). В 1278 Папой Николаем III была основана Кипчакская епархия, которая от хана  Монке-Тимура, наследника Берке, получила обширные привилегии. Наконец, воспитанный в духе христианства хан Кубилай, хотя сам и не был окрещен, попросил у Римского Папы через прославленного купца и путешественника Марка Поло, чтобы тот прислал католических священников в столицу Пекин. С этой миссией был прислан францисканец  Джованни Монтекорвино, который стал в 1289 году первым архиепископом в завоеванном Монголами Китае. Таким образом, католические монахи смогли заниматься миссионерской деятельностью среди народов Азии. Монтекорвино окрестил среди прочих и монгольского князя Коргуза (называемого также Киргизом). Этот хан раньше был несторианцем и ему было дано имя Георгий, поэтому одно из объяснений названия этнической группы киргизов это «народ Святого Георгия». Надо заметить, что эту теорию подтверждает чрезвычайное сходство представления национального героя Киргизов и святого Георгия в иконографии: воин на лошади с драконом.
В то же самое время (? когда) ильханы − монгольские правители Персии и Ирака также приобщились к христианской вере и даже организовали свой поход на Священную Землю, чтобы освободить ее от посягательств мусульман. Ильхан Абага в 1268 году даже высылал письма Римскому Папе Клименту  IV и Римскому Папе Николаю III (кто он?), в которых предлагал организовать общий Крестовый поход против египетских мамелюков. К сожалению, со временем деятельность несториан и католиков среди турецких и монгольских народов ослабла.
В наше время первые католики появились в Кыргызстане на исходе XIX века. Ими были немецкие переселенцы в Таласе, а также поляки: офицеры и служащие царской службы, предприниматели и инженеры. Многие из них были потомками поляков, сосланных на эти земли еще во времена восстаний за независимость Польши, другие− приезжали в Кыргызстан с надеждой на лучшую жизнь. В Оше в 1897 году 15% жителей европейских национальностей были католиками. В ту пору в Киргизии не было своего католического прихода, и только время от времени сюда  приезжали священники из Ташкента. После Октябрьской революции в Киргизию опять стали прибывать ссыльные католики. Ими были раскулаченные немцы с Волги, поляки с восточной Украины и раскулаченные украинцы греко-католики. После нападения Гитлера на Советский Союз прошла самая большая волна ссылок. Это были, прежде всего, волжские немцы,  поляки с восточных границ Польши, литовцы, корейцы с Дальнего Востока и в конце войны украинцы-грекокатолики из Западной Украины. Численность католиков в то время была представлена  десятками тысяч.
Когда в 1941 году в Джалал-Абаде началось формирование V польской пехотной дивизии генерала Андерса, то там в это время также открылся и  Костел, где католические священники совершали пастырское служение для  польских солдат и их семей. Большинство тех людей покинуло Киргизию во время или сразу после окончания Второй Мировой Войны.
До середины 1950-х годов религиозная жизнь католиков Кыргызстана проходила «подпольно». Священников не было, так как большинство из них оказалось в ту пору в лагерях или колониях поселения. В 1955 году самая большая община католиков (немцев) в Киргизии, которая проживала в селе Люксембург, впервые попыталась получить официальную регистрацию. В то время в Кыргызстане существовали общины католиков —  во Фрунзе, Токмаке, Канте, Джалал-Абаде, в селах Октябрьское, Винсовхозе и других населенных пунктах. Во второй половине 1950-х годов в село Люксембург приехал после освобождения из лагеря литовский священник Aнтоний Шишкявичус. Под его руководством в 1961 году прихожане во второй раз пытались официально зарегистрировать приход в Люксембурге и, в случае отказа, грозили властям организацией „марша и бунта”. Реакция властей была однозначна: Отец Шишкявичус оказался вновь арестован, нескольких самых активных  прихожан сослали на юг республики, а часовня была ликвидирована.

В 1960-х годах в Советскую Киргизию  прибыл Прелат Михаил Келлер, бывший узник лагерей, последний из живущих в Советском Союзе священников Тираспольской (Саратовской) епархии, расположенной на юге России и состоящей в основном из немцев. Отцу Михаилу Келлеру удалось в 1969 году, наконец, не только зарегистрировать приход св. Архангела Михаила во Фрунзе (Бишкеке), но также и выстроить существующий до сегодняшнего дня костел на улице Васильева, 203. С годами прихожан становилось все больше. По официальным данным католиков было несколько сотен, и приезжали они в Бишкек из самых отдаленных мест республики. В ту пору в приходе работал также отец Богдан Тодавчич, украинец, греко-католический монах-базилианин, который после смерти прелата Келлера в 1983 году стал приходским священником. Почти 100% прихожан в ту пору составляли немцы, поэтому Святые Мессы проводились на немецком языке. На ежедневной Святой Мессе молились около 20-30 верующих. В год таинство Крещения принимали более ста верующих;  это означает, что прихожан было несколько тысяч. Советская власть и КГБ старались, как можно больше контролировать жизнь Прихода, в том числе, пытались  вербовать среди прихожан доносчиков, и старались изолировать молодежь от Прихода. В этот период  Фрунзе (ныне Бишкек) стал главным центром Католицизма в советской Азии (рядом с Карагандой).
В 1980-х годах Киргизию начали массово покидать немцы, и постепенно приход во Фрунзе (Бишкеке) становился многонациональным. Вскоре Святую Мессу начали проводить на русском языке. В 1989 году в Бишкеке начал служить священник-иезуит отец Николай Мессмер. В 1991 году после установления Апостольской Администратуры в Караганде, которую  возглавил епископ Ян Павел Ленга, приход в Бишкеке стал частью  этой Апостольской Администратуры. В 1997 году Отца Николая сменил священник-иезуит отец Александр Кан, а в 1999 году Католическая церковь в Кыргызстане как Missia Sui Iuris(Миссия Суи Юрис) стала подчиняться непосредственно Римскому Папе. В 2006 году Папа Бенедикт XVI учредил в Кыргызстане Апостольскую Администратуру, Первым епископом которой стал отец Николай Мессмер. Позднее, в 2016 году, после кончины  отца Николая Мессмера Апостольскую Администратуру возглавлял священник-иезуит отец Янез Михельчич. В августе 2017 года Папа Римский Франциск назначил Апостольским Администратором Католической Церкви в Кыргызстане священника-иезуита отца Энтони Джеймса Коркорана.
В Кыргызстане работают несколько священников-иезуитов, брат-иезуит, два епархиальных священника  и несколько сестер-монахинь из конгрегации Школьных сестер св. Франциска. В Бишкеке также находится дипломатическое представительство Ватикана:  Апостольская Нунциатура. Папский нунций постоянно пребывает в Астане.

Кроме служения в Главном приходе св. Архангела Михаила в Бишкеке, священники и сестры-монахини посещают около 30 разбросанных по всей стране католических общин, которые насчитывают от нескольких человек до нескольких  десятков верующих. Часовни находятся в г.Таласе и г.Джалал-Абаде (где постоянно проживают священники и сестры-монахини), а также в селе Камышановка и городе Ош. В остальных населенных пунктах богуслужения проходят в частных домах у верующих католиков: в с.Сокулуке, с.Беловодском, г.Чалдоваре, с.Джаны-Джере, с.Октябрьском, с.Военно-Антоновке, с.Ат — Баши, с.Ивановке, Станции Ивановка, с.Люксембурге, с.Садовом, с.Тузе, с.Серафимовке, г.Караколе. Католики регулярно посещают Детские Дома, Дома инвалидов, Дома для престарелых, места заключения осужденных.

 

Брат Дамиан Войцеховский ОИ

 

 

Евгений Стариков

Первый настоятель прихода в Бишкеке

Келер (Келлер) Михаил. Родился 30 октября 1897 г. в с. Иоганнесшталь под Одессой, в крестьянской семье Якова Келлера и Франциски (урожденой Крафт). После окончания прогимназий Шмидта в колонии Зельц и Шерра в Карлсруэ, Михаил Келлер в 1913 г. поступил в Духовную Семинарию в Саратове.

Окончил Духовную Семинарию после ее переезда в Одессу. 21 мая 1922 г. в с. Зельц был рукоположен епископом в отставке Антонием Церром. Служил в приходе в с. Карлсруэ, а также в с. Зельц. С 1923 г. был администратором прихода в с. Шпеер Николаевского деканата. Приход насчитывал около 4,5 тыс. прихожан. 22 июня 1934 г. о. Михаил Келлер был арестован и заключен в одесскую тюрьму. Вскоре были арестованы еще несколько католических священников Николаевского деканата: о. Иоганн Таубергер, о. Антон Гофман, о. Иосиф Крушинский и о. Рафаэль Лоран. Все они проходили по делу об «антисоветской деятельности». Поводом к фабрикации обвинений послужили письма священников за границу, в которых они просили о помощи для голодающего населения. В то время голод на Украине достиг страшных масштабов. Люди умирали тысячами, вымирали целыми семьями. Отец Михаил был приговорен к десяти годам исправительно-трудовых лагерей, которые возможно, были заменены на 10 лет ссылки (так, священникам о. Иосифу Крушинскому и о. Рафаэлю Лорану, которые были осуждены в связи с групповым процессом «Таубергер и др.», заключение в исправительно-трудовых лагерях было заменено на ссылку, ср. Книга памяти. Мартиролог Католической Церкви в СССР, М. 2000, с. 101-102 и с. 107-108.).

Отец Михаил Келлер был выслан в Среднюю Азию, где совершал нелегальные богослужения, в 1938 г. находился в ссылке в Караганде. В послевоенное время работал прорабом на стройке в Северном Казахстане, сначала как заключенный, потом уже вольнонаемным. В марте 1957 г. встретился в Красноармейске со служившим там о. Иосифом Кучинским, а также с другими священниками, добровольно оставшимися служить в Казахстане, и впервые за двенадцать лет о. Михаил публично совершил Св. Мессу. После выхода на пенсию получил почетную грамоту и медаль за работу. Первоначально проживал в Новосибирске, где вел активную пастырскую работу среди немецкого населения.

14 июля 1967 г. о. Михаил Келлер получил официальное разрешение на проживание в столице Киргизии — г. Фрунзе (сейчас г. Бишкек – прим. ред.). Однако саму общину удалось зарегистрировать лишь два года спустя.

О. Владислав Буковинский также пишет об этом в своих «Воспоминаниях»: «Перед моим отъездом в Польшу пришла весть о том, что немецкий священник Михаил Келлер получил разрешение властей заниматься душепастырской деятельностью в Киргизии. Скорее всего, это устное разрешение, а не регистрация. Впрочем, в Советском Союзе возможны разные неожиданности, чаще всего отрицательные, однако бывают и положительные».

Сначала верующие в г. Фрунзе переоборудовали под церковь обычный дом. Позже стараниями священника и с Божьей помощью удалось достроить часовню и осветить полноценную церковь. О. Михаил был настоятелем прихода, а викарием стал о. Г. Тодавчич. Священник каждое утро после св. Мессы ездил к местным больным. В католическую церковь во Фрунзе стали приезжать католики не только из разных населенных пунктов Киргизии, но также из Казахстана и Средней Азии. К 70-м годам прелат Михаил Келлер был последним из оставшихся в живых священников бывшей Тираспольской епархии. В мае 1972 г. он отпраздновал 50-летний юбилей священства, получив даже официальное разрешение властей на это. Поздравить его приехали священники из других мест, в том числе о. Владислав Буковинский. В 1974 г. о. Михаил приехал в Караганду на похороны о. Владислава Буковинского.

Отец Михаил Келлер дожил до бриллиантового юбилея священства, в мае 1982 г. После этого он продолжал служить в Киргизии вплоть до своей смерти в 1983 г., в возрасте 86 лет. Написал воспоминания.

(ср. Книга памяти. Мартиролог Католической Церкви в СССР./Сост. о. Чаплицкий Б., Осипова И.. М., 2000, с. 283-284; Католическая энциклопедия. Т. 2. М., 2005, с. 1019; Т. 3. М., 2011, с. 1338-1342; Рублева Н.С. Последний патер Тираспольской диецизии: Михаэль Келлер (1897-1983)//Немецкое население в постсталинском СССР, в странах СНГ и Балтии. Материалы IX международной научной конференции. Москва, 4-7 ноября 2002 г. М., 2003, с. 318-325; Буковинский Владислав. Воспоминания о Казахстане//Шченсный А. Отцы Церкви. Отцы наших отцов. Мы дети нашего Отца, Караганда, 2000, с. 249; Stang Anna. Erinnerungen. Рукопись. Архив прихода Пресвятой Девы Марии Святого Розария г. Усть-Каменогорска; Schnurr J. Die Kirchеn und das religiцse Leben der Russlanddeutschen. KatholischerTeil. Stuttgart, 1980, в: Бургарт Л., Последний священник Тираспольской епархии, «Кредо» (2012) № 3 (199), с. 22-25; Nowak J., Niezłomny pasterz. Duszpasterstwo ks. Władysława Bukowińskiego w Kazachstanie w latach 1950-1974, Krakуw 2013, s. 153.)